Любовь и страх

В последнее десятилетие на православных сетевых форумах то и дело вспыхивают дискуссии на тему истинности, или ложности тезиса «Бог есть любовь, и только любовь». Кто-то утверждает, что никакого правосудия в Боге нет, и быть не может, потому что правосудие противоположно любви. Кто-то напротив, утверждает, что любовь без правосудия невозможна. У каждой стороны – свои аргументы, свои ссылки на святых отцов, своя правда.

Сориентироваться в этом бесконечном споре человеку без серьезной богословской подготовки бывает очень и очень непросто. Я, например, честно пытался разобраться, но так и не понял, на чьей стороне тут истина. Зато нашел для себя объяснение, позволяющее рассматривать этот сложный вопрос в несколько ином ракурсе, без такого жесткого противопоставления позиций. Дело в том, что настойчивое желание исключить правосудность из свойств Бога, на мой взгляд, продиктовано у большинства спорящих обыкновенным страхом. Ну вот, просто – страшно думать о том, что Бог будет нас судить по делам нашим. Потому что знаем мы цену этим делам, причем, не в полной мере даже знаем. Но уж, во всяком случае, догадываемся, что хвалить нас особо не за что. И тут срабатывает своего рода психологическая защита: сознание начинает выискивать в Священном Писании, и в трудах Отцов именно те места, где речь идет только о любви Божией, и о том, что любовь несовместима со справедливостью. Хочешь, или не хочешь, а думаешь так. Потому что иначе – страшно. Но разве можно бояться Того, Кто есть любовь? Значит, нужно просто взять и убрать из рассуждения правосудие Божие, оставив там одну лишь любовь. И тогда можно будет уже не бояться Бога, не бояться, что Он отправит тебя в геенну. Ведь Любовь же никого не может отправить в геенну…

Такая вот, примерно логика. В ней есть известная стройность, но есть и один очень существенный изъян. Дело в том, что страх – это проявление в живом существе инстинкта самосохранения. Если человек перестанет бояться высоты, он может начать бесстрашно прогуливаться по карнизам высотного здания. И в конце концов рухнет и разобьется об асфальт. Если перестанет бояться утонуть – заплывет в море так далеко, что на возвращение к берегу у него уже не хватить сил. Страх – благое дело, для человека отпавшего от Бога. А ведь мы в таком состоянии сейчас и находимся по преимуществу – в отпавшем. Не зря же на каждой исповеди батюшка читает над нами молитву – «…примири, и соедини его святей твоей Церкви». Так что же будет, если страх вечной погибели нас оставит, и свою духовную жизнь мы будем проводить без него? Думаю, ничего хорошего. А напоследок, хотел бы предложить слова святого Исаака Сирина о том, зачем нужен человеку страх перед правосудием Божьим, и в каком соотношении он находится с Божественной любовью:

«Как невозможно переплыть море без корабля и ладьи, так никто не может без страха достигнуть любви. Смрадное море между нами и мысленным раем можем перейти только на ладье покаяния, на которой есть гребницы страха. Но если сии гребницы страха не правят кораблём покаяния, на котором по морю мира сего приходим к Богу, то утопаем в этом смрадном море. Покаяние есть корабль, а страх – его кормчий, любовь же – божественная пристань. Поэтому страх вводит нас на корабль покаяния, перевозит по смрадному морю жизни и приводит к божественной пристани, которая есть любовь».

Просмотры (13)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели