ОДИН РАЗ И НА ВСЮ ЖИЗНЬ!

Жизнь ребенка начинается с момента зачатия, и большинство людей ошибочно считают, что ребенок в утробе матери — это кусочек ее тела (в чисто физиологическом смысле). Этим, кстати, очень часто оправдывают аборты: «Мое тело, что хочу, то и делаю». Но в этих словах заключена огромная ложь.

Во-первых, ребенок с момента зачатия не принадлежит родителям хотя бы уже потому, что в его появлении участвовали не только они. В каждом зачатии незримо присутствует Бог.

Верующие люди всегда это знали. Две клетки — от мужа и от жены — образуют единую клетку, но это еще не человек, а вот Господь дает этой клеточке душу, и теперь это уже полноценный человечек. Родители не управляют процессом рождения ребенка. Детей дает Бог. Кому-то дает много, кому-то мало.

Во-вторых, любому школьнику, который изучал биологию в 9-м классе, должно быть уже известно: ребенок в утробе никак не является частью матери, он — не ее тело, он — не один из ее органов. Что же такое ребенок в утробе своей матери? Кто он для нее с точки зрения физиологии?

Ни одна капелька крови матери не попадает в кровеносную систему ребенка! Я сам долгое время находился в заблуждении, наивно полагая, что через пуповину кровь матери идет к ребенку. Вовсе нет. Иначе откуда бы могли появляться дети с группой крови, отличающейся от материнской? В учебнике 9-го класса по биологии, по которому учится большинство детей во всех школах России, есть очень хороший рисунок. Ребенок находится в жидкости в околоплодном пузыре. Пуповина ребенка присоединена к плаценте, а плацента присоединена к матке матери. Но есть очень четкая грань между плацентой и маткой — это не две части одного органа, а два разных органа, принадлежащих разным людям, один — ребенку, другой — матери. С одной стороны этой грани от матери через множество капиллярных сосудов подходят все необходимые вещества, а с другой стороны этой границы другое множество капиллярных сосудов плаценты впитывает все эти вещества. Но вновь повторю: ни одна капля крови матери не может преодолеть эту границу, только питательные вещества переходят ее.

Можно смело сказать, что ребенок в утробе матери — это совершенно отдельный организм, который дан матери на временное обитание в ее утробе для питания. Говорить: «Мой ребенок во мне — это часть моего тела, и я имею на него все права», — никак не правомерно. Это то же самое, что говорить, что человек размножается почкованием, что несвойственно даже червям. Околоплодный пузырь — это и есть то яйцо или икринка, в котором развивается ребенок как отдельный от матери организм. Еще раз повторю: ребенок дан матери для питания, но он не часть ее организма. Кем дан? Богом и отцом ребенка! Мать без воли отца не имеет права (не юридического, а морального) делать что-либо с ребенком. Мать будет отвечать и перед Богом за все, что она сделала с ним. Хочешь ампутировать ногу? Ампутируй, если хочешь, она — твоя. Хочешь убить ребенка во чреве — не имеешь права, он — не твой! Представим себе картину. Папа и мама срочно уезжают по неотложному делу, оставляют ребенка соседке, чтобы она его кормила, ухаживала за ним, пока их не будет. Родители возвращаются, а соседка и говорит: «Нет ребеночка, он был мой, что хотела, то и сделала с ним, вам-то что?»

Если связь духовная родителей с ребенком такова, что ребенок — это кусочек родителей, их неотделимая часть, то телесная связь — наоборот, уже с момента зачатия мать и дитя — это совершенно отдельные организмы.

Священник Илия Шугаев

ПО МАТЕРИАЛАМ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ

Просмотры (47)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели