4 причины отобрать Томос у ПЦУ, или Как Константинополю сохранить остатки репутации

Фото: spzh.newsФото: spzh.news

На протяжении последних месяцев весь православный мир с напряжением наблюдает за украинским церковным вопросом. То, что должно было остаться внутренним делом канонической Украинской Православной Церкви, уже давно вышло за пределы Украины и касается теперь не только тех, кто причастен к решению существующей проблемы церковного раскола. С уверенностью можно сказать, что украинский церковный кризис стал всеправославной проблемой.

Ни для кого не секрет, что основным локомотивом создания так называемой Православной Церкви Украины, состоящей из представителей двух раскольнических сегментов – УАПЦ и УПЦ КП, стал именно Константинопольский Патриархат. Предстоятель Константинопольской Церкви сначала, казалось, лишь обнадеживал украинских раскольников призрачными обещаниями, но в конце концов решил довести дело до конца. У большинства здравомыслящих людей создалось стойкое впечатление, что создание альтернативной церковной единицы на Украине является для патриарха Варфоломея еще и формированием плацдарма для дальнейшего давления на православный мир с последующим вознесением себя на один уровень с главой Римско-католической церкви.

Когда дело набрало обороты, патриарх Варфоломей и его соратники начали откровенно заявлять, что в вопросе дарования автокефалий Церквям на территориях других государств они не обязаны ни с кем совещаться. Даже если речь идет о канонических территориях других Поместных Православных Церквей. Однако вместе с этим Константинопольский престол, цинично прикрываясь канонами Церкви, начал откровенно лгать и Церквям-сестрам, и тем, кого они втянули в эту псевдоавтокефальную авантюру.

Апогеем канонических изощрений патриарха Варфоломея стало дарование так называемого Томоса об автокефалии украинскому Православию. Более того, сам предстоятель Константинопольской Церкви взял на себя обязательство убеждать другие Поместные Церкви в том, что дарование автокефалии ПЦУ является абсолютно легальной и оправданной процедурой. В основу всей идеологической работы в этом направлении на Фанаре положили утверждение о том, что Томос якобы объединил православных украинцев. Но шокирующая действительность показала ужасающие факты обострения агрессии и ненависти представителей новообразованной псевдоцерковной структуры по отношению к миллионам граждан Украины, являющимся приверженцами канонической УПЦ во главе с Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием.

То, что достичь поставленной задачи по объединению украинского Православия Константинополю не удалось, стало очевидным. На протяжении полугода ни одна Поместная Церковь так и не признала детище патриарха Варфоломея. Со всех сторон начали доноситься абсолютно обоснованные призывы к созыву Всеправославного совещания по украинскому церковному вопросу, которые на Фанаре предпочитают игнорировать.

Желание Константинополя «построить» весь православный мир растаяло на глазах. И несмотря на то, что ситуация может показаться патовой, все же у Константинополя еще есть шанс выйти из создавшейся ситуации, сохранив остатки репутации. Причем ясно, что «кощеева смерть» лежит в том же «ларце», который фанариоты даровали украинским раскольникам. Речь идет о таки пресловутом Томосе, а точнее – о его пунктах, которые ПЦУ – с самого начала своего существования! – упорно нарушает. Уже сам факт неповиновения условиям Томоса должен стать причиной для его отзыва.

Причина 1: двоевластие в ПЦУ

Согласно тексту Томоса, дарованного украинским раскольникам патриархом Варфоломеем, титул главы новообразованной структуры звучит как «Блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины». В принципе данный пункт представителями ПЦУ исполнен, если бы не одно «но». Проблема в том, что в так называемой ПЦУ с момента дарования пресловутого Томоса сформировалась весьма специфическая атмосфера, известная церковной истории под термином «двоевластие». Впервые мир столкнулся с подобной практикой в жизни Римско-католической церкви. Истории западного христианства известно весьма продолжительное время, когда два епископа считались главами РКЦ.

Аналогичную ситуацию мы наблюдаем в ПЦУ. Хотя официальным ее главой был провозглашен Епифаний (Думенко), глава УПЦ КП Филарет Денисенко также удерживает весьма серьезные позиции влияния. Филарет не сложил с себя полномочий «патриарха» и, несмотря на уверения всех причастных к созданию ПЦУ, юридически не ликвидировал «Киевский патриархат». На этой почве разразился уже не один скандал, но решения найти так и не удалось.

Филарет не сложил с себя полномочий «патриарха» и юридически не ликвидировал «Киевский патриархат»

Кстати сказать, значительная часть ПЦУ, ощущая неуверенность своего нового начальника, не спешит под его омофор, признавая Филарета единственным легитимным главой. Такое положение обостряется еще и тем, что вся материальная база УПЦ КП, на основе которой в основном и создавалась ПЦУ, осталась в руках Филарета. Таким образом, Епифаний (Думенко), несмотря на высокий титул, остается в колоссальной зависимости от своего бывшего патрона, к которому осмелился проявить неповиновение.

Таким образом, по состоянию на сегодня в ПЦУ мы имеем двух глав. Один из них – юридический, а другой – фактический. И что интересно, время вовсе не на стороне юридического главы ПЦУ, поскольку далеко не все смирились с тем, что именно его поставили управлять структурой. Поэтому этот пункт Томоса можно считать нарушенным.

Причина 2: дела заграничные

Весьма остро в среде ПЦУ был принят пункт о том, что эта организация «не имеет права ставить епископов или учреждать приходы за пределами страны; уже существующие отныне подчиняются, согласно порядку, Вселенскому престолу, имеющему канонические полномочия в диаспоре, поскольку юрисдикция этой церкви ограничивается территорией Украинского государства». У большинства экспертов в церковной среде возникли обоснованные сомнения касательно того, будет ли исполнен этот пункт. И, конечно же, они подтвердились.

Незадолго после дарования Томоса новообразованной ПЦУ приходы «Киевского патриархата» за границей наотрез отказались подчиняться Фанару. Для того, чтобы хоть как-то обосновать свою позицию, приходы УПЦ КП в диаспоре пошли по принципу «vox populi». Все раскольнические общины, находящиеся вне Украины, одна за другой высказали категорическое нежелание подчиняться грекам.

Общины «Киевского патриархата», находящиеся вне Украины, высказали категорическое нежелание подчиняться грекам

Началась эта волна в США, где о верности УПЦ КП заявили приходы в городах Бриджпорт, Клифтон и многих других. Также протестное настроение раскольников резко перескочило на Европу, где от верности Фанару отказались приходы УПЦ КП в Германии, Испании и других странах. На это грубейшее нарушение Томоса у патриарха Варфоломея пока что тоже никак не реагируют.

Причина 3: игры в имена

Казалось, что могло бы быть проще, чем согласовать название организации? Но даже в таком простом задании представители ПЦУ смогли наломать дров. Согласно Томосу, новообразованная организация должна носить название «Святейшая Церковь Украины». Однако в официальных документах, СМИ и других репрезентативных аспектах наименование «Святейшая Церковь Украины» не употребляется. Напротив, раскольники сейчас именуют себя как минимум двумя названиями. Во-первых, это уже привычная всем «Православная Церковь Украины», а во-вторых «Украинская Православная Церковь». Последнее имя раскольники пытаются узурпировать у канонической УПЦ.

Кроме этого наряду с существующими наименованиями действует также старое доброе «УПЦ КП». Кстати сказать, еще ни одна епархия «Киевского патриархата» так и не ликвидировалась юридически. И далеко не все прошли процедуру создания новых структур, которые юридически были бы подконтрольны ПЦУ. О перерегистрации даже речи идти не может. В то время, когда главы ОГА (областных госадминистраций) противозаконно перерегистрируют приходы УПЦ, лишь немногие приходы УПЦ КП или УАПЦ прошли аналогичную процедуру.

Причина 4: уставные нестыковки

В одном из пунктов Томоса от ПЦУ требуется принятие устава, который обязан соответствовать положениям исходного документа об автокефалии. За почти полгода своего существования представители ПЦУ так и не смогли собрать не то что полноценный собор, но даже синод своей организации. Погрязшие в междоусобных войнах представители новообразованной организации так и не сумели принять хотя бы какие-то решения, к которым у них самих не было бы претензий.

Таким образом, даже пункт Томоса о принятии устава в соответствии с требованиями Константинопольского Патриархата в ПЦУ с треском провалили. Что характерно: ситуация не меняется в лучшую сторону. Внутренние разборки украинских раскольников, кажется, ведут к окончательному развалу этой структуры.

Выводы для Фанара

Кажется, что более благополучной возможности отозвать Томос и свернуть все маневры на Украине у Константинополя более не будет. Господь словно протягивает патриарху Варфоломею палочку-выручалочку для того, чтобы тот и возглавляемая им Поместная Церковь смогли сохранить свой авторитет. Хотя, конечно же, есть очень большое сомнение в том, что патриарх сможет совладать с тем, что создал, ведь все зашло уже очень далеко.

Не будет ли болезненней для Фанара созыв Всеправославного совещания по украинскому церковному кризису? Сейчас глава Константинопольского Патриархата всем своим видом дает понять, что у него нет ни малейшего желания обсуждать свои действия по Украине. Это и немудрено. Патриарх Варфоломей знает, что не прав, понимает, что все его действия с начала 2019 года не могут быть одобрены ни с канонической, ни с морально-этической точки зрения. Он понимает, что соборный дух Церкви сулит ему осуждение. Потому и боится потерять остатки своего мнимого влияния на православный мир. Очевидно, что желание получить в Православной Церкви ту властную роль, которую в католичестве играет папа Римский, так и останется его несбыточной мечтой.

Михаил Шевченко

ПО МАТЕРИАЛАМ ПРАВОСЛАВНОЙ ПРЕССЫ

Просмотры (28)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели