КАКОЙ ВИД ЖАЛОСТИ ЯВЛЯЕТСЯ ОТРИЦАТЕЛЬНЫМ ЧУВСТВОМ?

Отвечает священник Андрей Чиженко.

Мы должны жалеть и миловать других людей. Но к себе нам следует быть строже. Жалость к себе может стать тормозом в духовной жизни. Часто это чувство является продуктом греха, в отдельных случаях даже греха, укоренившегося до размеров страсти: греха лени, расслабления, уныния и даже отчаяния.

Приведем примеры.

«Такая тяжелая была неделя. Не пойду сегодня на воскресную службу. Очень устал. Лучше лишний часок посплю», – говорит себе человек. Раз не пошел, потом второй раз, потом третий. И так постепенно охладевает сердце к вере. Почему? Потому что на Литургии, особенно на воскресной Литургии, благодать Святого Духа входит в человека, попаляет его грехи, соединяет его с Богом, очищает и просвещает его. Святые отцы пишут, что даже взирание на Тело и Кровь Христовы благотворно воздействует на человека. А если человек не посещает воскресную Литургию, то сердце его остывает. Оно засыпается житейским мусором и охладевает к духовной жизни. Под тяжестью грехов, накапливаемых во время странствования по юдоли земной, уже очень сложно подняться и начать движение к Богу. Каждый из нас это знает. Очень сложно исповедоваться, когда давно не исповедовался, очень сложно причащаться, когда давно не причащался. Сложно вырвать душу, отъединить  ее от материального, как сложно вырваться из болота, которое засасывает человека. А всё начинается из жалости. Пару раз себя пожалел. Чашка кофе, сон, фильм по телевизору в какой-то момент стали важнее Литургии, и вот уже полгода пролетели вне храма. И душа, не просвещенная сугубой благодатью Святого Духа, погребена под завалами житейского мусора.

Бывает и другая разновидность жалости к себе.

«У меня плохо со здоровьем. Не буду поститься. Этим я себе наврежу», – говорит человек. Только начинаются длительные посты, как в наших храмах начинают подходить люди: «Батюшка, благословите на послабление поста. Батюшка, благословите не поститься».

Конечно, есть действительно случаи, когда поститься нельзя: беременная женщина, онкобольной, прободная язва и подобное. Но очень часто человек просто жалеет себя. Ему КАЖЕТСЯ, что если он будет поститься, то тем самым нанесет вред себе. И он сам себя по мотивам ли чревоугодия, страха смерти, медицинской паники УБЕЖДАЕТ в том, что пост вреден для него. И сам верит в это, а вера – это великая вещь. Спаситель сказал: «…по вере вашей да будет вам» (Мф. 9:29). Мне рассказывали случай, как раскаляли монету на огне, потом ловкостью рук меняли ее на холодную и холодную прикладывали к руке человека. И у последнего проступал на коже ожог.

Одним словом, человек сам себя убеждает, что пост ему вреден. И начинает сам себя пытаться выкручивать на несоблюдение поста и сделать и священника посредством его благословения соучастником своего греха.

В замечательном произведении «Аскетические опыты» святителя Игнатия (Брянчанинова)  есть глава «О посте» (т. 1). Рекомендую всем почитать. Так вот, как раз пост, пост умеренный, но соблюдаемый, нужен для исцеления души и тела, а нарушение поста и потакание себе, замешанное на основе жалости к себе, наносит вред как душевному, так и телесному здоровью. Потому что, как писал святитель Василий Великий: «Конец исполнения заповеди Божией – вечная жизнь. А конец нарушения заповеди Божией – вечная смерть».

Это что касается жалости к себе, замешанной на лености и духовной расслабленности. Есть еще вид жалости к себе, строящийся на зависти, унынии и отчаянии.

Классический пример подросткового и юношеского возраста, когда начинает формироваться тело человека: «она красивая, а я не красивая». И начинается жалость к себе, замешанная на зависти и унынии: «вот и зачем я такой гадкий утенок, почему я такая некрасивая и прочее». У более взрослого человека часто жалость к себе развивается по другим причинам: «Вот у той муж лучше, дети такие, а у меня такие. Машина, квартира и дача, а у меня-то похуже». И начинается хроническая жалость к себе, такое упоение собственной болью, которое перерастает в хроническое уныние и даже, словно у наркомана, наслаждение собственной болью, опьянение ею. И здесь жалость к себе выступает эдаким наркотиком. Такой человек ищет от жизни новой дозы, нового доказательства собственных несчастий. Крайняя форма подобного греха – это, конечно, самоубийство.

И замес этого греха – богоборчество. Человек словно бы живет под слоганом: «Я не согласен с тобою, Боже, что создал меня именно таким. Я отвергаю жизнь, которую Ты мне дал. Другие живут гораздо лучше». Но часто такой человек не понимает, что у этих других свои горести, свои скорби и свой крест, который не вынесет он. А ему дан тот крест, который полезен именно ему. И его нужно достойно нести, не волочить за собой, но поднять на плечи и нести. Важно полюбить именно ту жизнь, которую даровал тебе Бог.

А жалость к себе нужно отбросить как путы, треножащие нашего духовного коня. Господь как раз и хочет, чтобы мы потрудились, сделали очень тяжелый, с хрустом, с большим усилием шаг к нему, чтобы мы захотели вырвать ногу из болота. А дальше Он понесет-вознесет нас на руках. В горняя! В горняя! В вечное блаженство праведников.

ПО МАТЕРИАЛАМ ПРАВОСЛАВНОЙ ПРЕССЫ

Просмотры (144)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели