УМЕР БЛИЗКИЙ ЧЕЛОВЕК, РОДСТВЕННИКИ НАСТАИВАЮТ НА ЗАСТОЛЬЕ С АЛКОГОЛЕМ. КАК ПРАВИЛЬНО ПОМЯНУТЬ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Отвечает протоиерей Владимир Пучков.

Для верующего человека очевидно, что алкоголь на поминальном обеде неуместен. И в то же время убедить в этом нецерковных людей подчас труднее, чем голыми руками сдвинуть гору.

Оно и понятно: так уж у нас в народе повелось, что если о ком-то на похоронах и думают меньше всего, так это о покойном. Нет, внешне всё выглядит совсем иначе: только об умершем и речь, его оплакивают, над гробом причитают и хорошо ещё, если не голосят. Но на уме у большинства присутствующих совсем другое: одни рассматривают обстановку в доме, другие с интересом решают в уме задачку «кому что достанется из наследства покойного», третьи во все глаза наблюдают за родственниками на предмет того, у кого чернее траурная косынка, кто надсаднее рыдает и плотно ли занавешены зеркала, четвёртые, скучая, обсуждают полушёпотом, насколько дорого обходятся нынче похороны, пятые с нетерпением ждут поминок.

Всё это хорошо известно родным и близким покойного, поэтому они скорбеть скорбят, но, прежде всего, думают о том, что в итоге люди скажут. А поскольку люди непременно скажут, то нужно сделать всё для того, чтобы сказали только хорошее.

А покойный? Да что там покойный, он потому и покойный, что его уже ничего не волнует. Вечность, говорите, суд Божий?.. Ну так это исключительно умершего касается – он теперь в вечности, вот пусть сам о вечности и думает. А живым и без вечности хлопотать не перехлопотаться. Живых волнует, что о них скажут живые. Вот они и волнуются. Например, о том, чтобы на столе всё было «как у людей». А «у людей», как известно, без выпивки не обходится ничего. Ни крестины, ни день рождения, ни свадьба, ни похороны, ни получка, ни депрессия. Не поставь на стол спиртного – такой поговор пойдёт, что хоть сам в гроб ложись.

Впрочем, как мы уже знаем, есть люди, которым глубоко безразличны и траур, и причитания, и занавешенные зеркала, и которым, напротив, далеко не всё равно, что происходит с умершим за порогом вечности и что могут сделать живые как для бессмертной души умершего близкого, так и для себя самих. Да вот беда: чем больше на похоронах тех, кому важно, «что люди скажут», тем меньше родственники покойного настроены слушать верующих.

Зачастую родственники относительно легко соглашаются на отпевание, несколько тяжелее и не без доли непонимания – на чтение Псалтири, зачем нужно церковное поминовение после похорон – для них вопрос без ответа. А вот уже за занавешенные зеркала родственники, как правило, готовы грудью стоять. Потому как «я в селе выросла и уже пятьдесят третьи похороны посещаю, и везде так»! То же самое случается, когда верующий пытается возразить в процессе «укомплектования» покойника деньгами, расчёсками, очками, сигаретами и валидолом. Ну и что, что на том свете не понадобится? А вдруг он потом приснится и скажет, что ему без любимой кепки совсем невмоготу лежать! А уж когда до алкоголя на столах дело доходит, то тут и вовсе бесполезно что-либо говорить. А то как же, люди скажут, что пожалели!

Есть о чём верующему человеку призадуматься. Хотя, с другой стороны, впадать в уныние точно не из-за чего. Для начала следует разобраться в том, насколько много ответственности должно лечь на плечи верующего человека на конкретных похоронах. Хорошо, если верующему же и приходится эти похороны организовывать. Тогда наш христианин способен без лишней нервотрёпки организовать всё так, как принято среди христиан. И похороны без траура, предрассудков и нелепых обычаев, и поминки без алкоголя. И об отпевании позаботиться, чтобы в храме, а не в квартире или под подъездом, и о том, чтобы и после похорон было кому молиться об усопшем.

Конечно, нет ни малейших сомнений, что в итоге «люди скажут». Но христианин на то и христианин, чтобы относиться к людской молве со здоровым равнодушием. Когда решается участь близкого человека в вечности, чьё-то обывательское брюзжание за отсутствие водки нам поминках во внимание можно и не принимать.

С другой стороны, тот, на ком лежит вся ответственность, лишается возможности смалодушничать, поскольку кто отвечает – тот и виноват. Поэтому если вдруг христианин и сам проникнется опасениями по поводу того, что люди скажут, и начнёт засовывать в гроб домашние тапочки для покойника, переворачивать табуретки после выноса гроба и потчевать гостей на поминках вином, то обвинить ему будет уже некого.

Бывает и по-другому: христианин задействован в организации похорон, к нему прислушиваются, но во всём слушать не готовы. В этом случае верующий должен понимать, что в любой неоднозначной ситуации, когда речь идёт не о вещах не столько принципиальных, сколько второстепенных, мир важнее правоты. Поэтому во всём, в чём верующего готовы слышать и слушать, нужно настаивать на своём. В том же, о чём плодотворного разговора не выходит, не стоит проявлять упрямства и идти на принцип. То есть если бутылка на поминальном столе важна настолько, что ради неё найдутся готовые на ссору, несмотря на неподходящий момент, то пусть себе желающие пьют. В конце концов, христианина это ни к чему не обязывает. Да и не спросится с него за то, на что он не в силах был повлиять.

Кстати сказать, последняя фраза касается и третьего случая, когда верующий на похоронах присутствует, но к их организации отношения не имеет. Да, его не спрашивают. Да, его не слышат, даже когда он говорит. Случается. Но ведь никто не в состоянии запретить верующему молиться о покойном. Никто не может вынудить его участвовать в нелепых фольклорных действах. Никто не может заставить его пить на поминках.

Конечно, досадно, когда близкие люди проявляют бесчувственность и равнодушие к умершему близкому. Но если нас, верующих, не готовы порой слышать даже ближайшие родственники, то стоит ли терзать себя чувством вины за то, на что мы не могли повлиять? Достаточно просто молиться и не принимать участие во всеобщей гулянке. Например, поминать покойного про себя, пока длится отпевание. На обеде – не пить и в последующие дни поминать покойного на молитве. Как вы понимаете, последнее под силу всякому, кто хочет. Берите на вооружение – и вас перестанет тревожить совесть за водку на поминальном столе, которую вы начнёте просто воспринимать как поставленную не вами и не для вас.

ПО МАТЕРИАЛАМ ПРАВОСЛАВНОЙ ПРЕССЫ

Просмотры (47)

Комментарии (4)

  1. Петр
    Петр на | | Ответить

    Самое страшное общество. это общество безбожников! Они не просто безбожники, это ревностно настроенные атеисты. “Закалённые” И таких на сегодня 90%, если не больше! И попробуй ты им слово сказать, они горло перегрызут! Христиане в их глазах, это “больные” люди на голову и серьёзно никто их не воспринимает! А то могут ответить грубостью! Поминальный обед, это не поминки, это трапеза в память об умершем! Иногда за столом выпивают близкие родственники, что бы снять нервный стресс. от того горя, которое пришло в их семью! Очень часто на поминки приходят люди, только для того, что бы покушать и хорошо выпить! Они. ещё за столом могут ради приличия вспомнить об упокоенном, после о нем не вспомнит никто! Это ведь только в христианстве существует союз между живыми и мёртвыми! А в безбожном обществе, это гигантская пропасть, которая оправдывает дела живых! “Его с нами нет, значит его нет и не надо беспокоить умерших!” Естественно, никто не вспоминает об упокоенном и крайне мало, кто молится и денег на упокоенные службы никто не даст — “Дай слово, что батюшка, мой рубль не пропьёт”! Одно только не понятно, откуда у них такая уверенность, что после смерти и отпевания, человек сразу идёт в Рай! Так сказать на “отдых” от земной, безбожной жизни!Самое страшное, не то, что он на земле верил в происхождение человека от обезьяны! Страшное наступает и не тогда, когда смерть закрывает глаза! А КОГДА ИХ ОТКРЫВАЕТ ВЕЧНОСТЬ! Когда от видит ДУХОВНЫЙ МИР, видит бесов! Вот тогда он начинает КРИЧАТЬ! И своим криком, радовать тех, кому он всю земную жизнь — СЛУЖИЛ!!!

  2. АЛЛА
    АЛЛА на | | Ответить

    БЛАГОДАРЮ ЗА СТАТЬЮ , СПАСИ ГОСПОДИ !

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели