ПОСТУЧИ, И ТЕБЕ ОТКРОЮТ

Эта история произошла на самом деле несколько лет назад. По понятным причинам фамилия и имена героев изменены.

Алевтина Петровна Важникова – моя бывшая коллега. Много лет проработала она в нашей школе. Меня всегда восхищало её трудолюбие. Она умудрялась быть хорошим учителем, заботливой дочерью, замечательной женой и любящей матерью. Мы часто удивлялись, как она везде успевала. Иногда сочувствовали тому, сколько одних носков надо перестирать Алевтине Петровне за пятью мужиками: почти не поднимающимся с постели больным отцом, мужем и тремя сыновьями!

Муж, Алексей Григорьевич, – директор одного из предприятий нашего посёлка. Старший сын Андрей – офицер тогда ещё милиции, служил в отделе по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Средний сын Владислав окончил институт, какое-то время трудился на предприятии, возглавляемом отцом. Младший сын Даниил в ту пору был ещё студентом.

Конечно, Алевтина Петровна любила всех своих сыновей одинаково горячо. Но душа её сильнее болела за Владислава. У парня опухоль мозга. Да, пока она незлокачественная. Но… Удалить нельзя, врачи считают её неоперабельной. Как-то научились с этим жить. Регулярный приём лекарств – важнейшее условие такой жизни. И мать строго за этим следила. Только не всегда взрослый сын её слушал.

Решил Владислав уехать из дома, вырваться из-под материнской опеки. Ясно, что таблетки вовремя Влад не пил

Так случилось и тогда. Решил Владислав уехать из дома, вырваться из-под материнской опеки, подзаработать, ведь в нашем посёлке зарплаты везде маленькие. И, несмотря на возражения родителей, отправился он на заработки туда, куда вся Россия ехала, да и до сих пор едет. В Москву, разумеется.

Жильё сняли несколько ребят-земляков, и Влад с ними. Чтобы хорошо получать, дорожным рабочим в летнюю жару трудиться приходилось помногу и подолгу. Ясно, что таблетки вовремя Влад не пил, если вообще принимал их, хотя в каждом телефонном разговоре заботливая мама о них сыну напоминала.

Через некоторое время связь с Владиславом неожиданно прервалась. Сначала он перестал отвечать на звонки родителей, затем и вовсе «абонент недоступен» стал. Созвонились с ребятами, которые жили и работали с сыном. Те как-то уклончиво ответили, что Влад ни с того ни с сего собрал свои вещи, съехал с квартиры, и на работе тоже не появлялся.

Понятно, как заволновались родители. Решили, что надо ехать в столицу и, как иголку в стоге сена, искать среднего сына. Рассчитывали, что «корочки» старшего им в этом помогут. Но Андрея со службы не отпустили: к решающему финалу подходила длительная разработка какой-то важной операции.

Прибыв в Москву, Алексей Григорьевич и Алевтина Петровна сначала поехали на квартиру, где жил Владислав. От его товарищей услышали то, что и по телефону им уже рассказывали. Но теперь ещё больше было заметно, что чего-то парни не договаривают. Отправились в милицию. На удивление, к их проблеме отнеслись с пониманием, заявление приняли сразу, без проволочек.

Еще раз побывали на съёмной квартире сына, но теперь уже не одни. Милиционерам земляки Влада рассказали больше, чем его родителям. Выяснилось, что ушёл Владислав не просто так, а после ссоры с ребятами. Куда он отправился, никто не знал. Начались поиски. Потекли дни томительного ожидания. Тревога в сердцах родителей всё нарастала…

А что же в это время происходило с Владиславом?

Рассорившись с друзьями, Влад решил отправиться домой. Но то, что лекарств он не принимал, не могло пройти бесследно. Теперь парню казалось, что его непременно будут преследовать. Поэтому уехать на поезде или автобусе нельзя – поймают, воспользоваться документами – значит засветиться, позвонить – выдать себя. И вот он пускается в путь домой пешком (а это километров 700!). Где-то в Подмосковье закапывает телефон и документы, чтобы не украли, хорошие кроссовки – тоже. Теперь на его искусанных комарами ногах – неизвестно откуда взявшиеся грубые шерстяные носки и галоши. Уже не один раз ночует он в лесополосах подальше от жилья и костров, возле которых теснятся бомжи. Спит на своей большой дорожной сумке.

Однажды ночью послышались гулкие раскаты грома, начался проливной дождь. Деваться некуда, гнущиеся деревья от дождя не спасают, струи воды безжалостно хлещут по лицу. И вот, когда всё вокруг в очередной раз зловеще осветила молния, Владислав вдруг увидел необычного вида Женщину, от которой исходил свет.

– Поднимайся, иди к людям и связывайся с родителями, только они помогут тебе, – сказала Незнакомка.

– Кто мне такому откроет, да ещё ночью?

– Иди к большому двухэтажному дому с коваными воротами. Вечером ты проходил мимо него.

– В этот замок меня тем более не пустят.

– Пустят. Постучи, и тебе откроют.

Словно какая-то неведомая сила подняла парня, заставила вернуться по дороге назад туда, откуда он пришёл вечером. Темно, только свет молнии помогал отыскать нужное направление. Вот и дом, о котором говорила Женщина. Влад нажал кнопку звонка у ворот. Во дворе тишина. Постучал. «Нет никого! А может, не хотят открывать», – подумал парень с досадой. Он уже собирался уходить, когда в окнах нижнего этажа загорелся свет. Дверь дома открылась, послышались звуки шагов, приближающихся к калитке. Вот она распахнулась, и Владислав увидел крупного мужчину, торопливо начал говорить о том, что ему нужно позвонить домой.

Каково же было удивление парня, когда хозяин дома кивком головы пригласил его за собой:

– Идём.

Сотовых номеров родителей Влад не помнил, но номер домашнего стационарного телефона знал хорошо. Набрал. В трубке – тишина. Ещё и ещё раз, результат тот же. Только позже выяснится, что в то время как раз шла замена телефонных номеров в нашем посёлке. Всё…

– Чей ещё номер знаешь? Может, родственников, друзей? – подсказал мужчина.

Конечно, как он сам не сообразил. Шаповаловы!

Трубку на том конце провода сняла тётя Надя. Она знала, что Важниковы уехали в Москву искать среднего сына. Как же обрадовалась она звонку Владислава! Даже дыхание перехватило от волнения:

– Влад, ты где? Что с тобой случилось?

Парень объяснял сбивчиво. И тётушка поняла, что говорить надо не с ним:

– Влад, Владик, дай трубку человеку, который пустил тебя позвонить.

И Надежда Николаевна рассказала хозяину дома, что парень болен, иногда не совсем объективно оценивает действительность.

– Ради Бога, задержите его у себя! Прошу вас, пожалуйста, не отпускайте его одного! Я свяжусь с родителями, они уже в Москве, дам им номер вашего телефона, они приедут и заберут Влада.

Когда Важниковы позвонили по номеру человека, оказавшего помощь их сыну, то услышали, что им, приезжим, трудно будет к нему добраться. Договорились, что он сам доставит Владислава к станции метро, где его будут ждать родители.

«Хозяин жизни» на своей «крутой» машине подвёз к станции метро бомжеватого вида парня

В назначенное время «хозяин жизни», возможно, один из «новых русских», на своей «крутой» машине подвёз к станции метро давно не бритого, бомжеватого вида парня. Никаких денег в качестве благодарности он, конечно же, не взял. Что заставило его помочь совершенно незнакомому человеку, не побояться открыть ночью дверь, не побрезговать посадить в свою машину? Не знаю…

Я услышала эту историю более десяти лет назад. И она меня сразу же сильно, до мурашек по коже, тронула, взволновала. Но тогда мне казалось, что встреча с Женщиной – сон или плод воспалённой фантазии больного человека. А теперь я верю, что всё так и было. Богородица не оставила в беде того, кто нуждался в Её помощи. А случилось это в ночь на 21 июля, под летнюю Казанскую.

Елена Бурлуцкая

ПО МАТЕРИАЛАМ ПРАВОСЛАВНОЙ ПРЕССЫ

Просмотры (335)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели