ЧЕТЫРЕ СВАДЬБЫ

– …Если б мне кто-то лет десять назад сказал, что я в Грузию поеду, я б не поверила. Где Германия, и где Кавказ?.. Да что там эта поездка – если б мне кто-то сказал, что я веру обрету, тоже покрутила бы пальцем у виска и диагноз поставила: «Что с больного человека взять?» И вот я здесь. Вчера из Бодбе приехали, к святой Нине, в Самтавро были у старца Гавриила. Алазанскую долину видели. Впечатлений море. Пока даже переварить все не могу.

Хотя давай я все-таки по порядку про свою жизнь расскажу. Жила я себе до 23 лет в Лиепая, с родителями. Встречалась с одним бойфрендом. С детьми у меня не получалось. Были две внематочные беременности. Потом – операция, и врачи сказали, что детей у меня больше не будет. Я попереживала и решила на заработки в Германию податься. Жизнь в 23 года не кончается. 1990-е годы, везде экономический кризис. Многие тогда уезжали. Устроилась я там на работу няней и стала присматриваться, с кем бы наладить отношения. Встретился мне Мартин. Начали мы по выходным гулять вместе. Я на свидания ходила с разговорником и словарем. Э, где тогда был гугл-переводчик в любом мобильнике! Забил слово – и на тебе, пожалуйста.

Мартина не смущало то, что я не местная, и работа у меня нестабильная, будущее тем более. Его очень ко мне тянуло. Мне же он был так – без особого восторга. Мартин сделал мне предложение. Я поехала посоветоваться с родителями. Мама, она у меня певчая в церкви, засомневалась:

– Ох, не знаю, немец. И кто его знает, как у вас сложится. Но скажи ему правду, что детей у тебя не будет. Чтоб не ждал напрасно. Иначе будут у вас проблемы.

Отец сразу сказал:

– Выходи за него замуж. Потом разберешься.

Я поехала обратно в Германию и нашла в себе смелость признаться Мартину в своем диагнозе.

Он не испугался:

– У нас прекрасная медицина, и это лечится. Я все равно женюсь на тебе.

Мы расписались, потом через какое-то время венчались в католической церкви. Две свадьбы справили.

Я ждала большего от брака, считала, что меня обделили, оглядывалась на других

Через какое-то время я забеременела. Причем без всяких медицинских вмешательств. Родила девочку. Потом следом родила вторую. Опять сама.

А затем отношения наши испортились. Я ждала большего от брака, считала, что меня обделили, оглядывалась на других. Мы стали ссориться на ровном месте. В итоге я подала на развод, забрала детей и начала жить отдельно. Мне хотелось чего-то лучшего. Но чего конкретно, я сама не могла себе четко сформулировать.

Поехала я к маме. Зашла в церковь. На душе был какой-то камень после развода. Вроде я все сделала логично и разумно, но на душе было мерзко. Я впервые в жизни исповедалась и причастилась. Стала ходить на службы. Тихо-тихо поняла свою ошибку. Своим дочерям не найду я отца лучше Мартина. Для тела можно себе кого-то подыскать, но чтоб чужих детей полюбил как своих, это уже проблема. Встретив Мартина, я и не думала, что Бог дал мне того, кого надо.

Я поехала в Германию и попыталась поговорить с бывшим мужем, который все это время исправно платил алименты. Попросила у него прощения и предложила жить вместе снова. Но он отказался: зачем мне такая жена?!

И вот я стала усиленно молиться, чтоб Господь снова повернул его сердце ко мне. И плакала, и на коленях перед ним стояла. Мало-помалу он оттаял, и мы, как раньше, стали гулять вместе по выходным.

Это все я кратко рассказываю. Но весь процесс нашего повторного сближения растянулся на несколько лет. Много надо пройти человеку для понимания того, что именно ему в этой жизни нужно.

Много надо пройти человеку для понимания того, что именно ему в этой жизни нужно

Потом мы сблизились. Я очень хотела от него еще ребенка. Виделись мы примерно раз в месяц. Помню, был день иконы Божьей Матери «Курской-Коренной». Я пошла к ней помолиться о ребенке. И вскоре обнаружила беременность. А мне уже 39. Восприняла это как чудо. Сообщила Мартину, он обрадовался, и мы пошли расписываться заново. Потом венчались в православной церкви, хотя он католик. Вскоре родилась наша третья дочка.

Моя мама считает, что это все потому так у нас утряслось, что все эти 10 лет она неукоснительно подавала за нас записки и просила местных батюшек молиться о моем вразумлении.

Сейчас живем душа в душу, ценим друг друга и мир в семье. Он работает на фуре, возит разные грузы. Приходит после работы, рассказывает мне дневные события. Я теперь всегда проявляю интерес к его делам:

– Сколько тонн ты перевез? А на дороге что было? Не задержала ли полиция?

Раньше мне и в голову не приходило задавать такие вопросы. Где я, а где его фура?..

Он, в свою очередь, спрашивает, как прошел мой день. Я физическим трудом занимаюсь, квартиры убираю. Но есть что о себе рассказать. За эти годы я в совершенстве немецкий выучила. А Мартин русский хорошо освоил.

Теперь вместе по святым местам ездим. Были в Греции, на Корфу, у святого Спиридона Тримифунтского. Помню, такое маленькое чудо было. Мы там запутались, греческого не знаем, английский у Мартина на уровне «твоя наврала, моя не поняла», не знали, куда идти. Я мысленно стала обращаться к святителю Спиридону: «Выведи нас на дорогу». Смотрим, автобус стоит. Только мы туда влезли, водитель закрыл дверь и поехал, как будто нас ждал, и ехал, оказывается, именно по нашему маршруту.

Той ночью старец Гавриил мне приснился и улыбался ласково: «Видишь, опять ты ко мне попала»

Здесь, в Самтавро, тоже маленький нюанс был. Пришли мы приложиться к мощам св. Гавриила (Ургебадзе), но народу было много, и не смогла я нормально с ним пообщаться, все свои желания высказать. Нас торопят: «Пошли быстрее, в другое время не успеем!» Вышла я со смущением, но делать нечего. У экскурсовода свой график. Сели в машину, отъехали, видим, у моей младшей дочки купленный в Самтавро браслетик с молитвой порвался. Мака, которая с нами была, заметила и говорит: «Давай вернемся, сделав круг, потом по короткой дороге поедем, наверстаем. Я ребенку такой же браслетик куплю». Так и сделали, снова у мощей незапланированно оказались. Привел меня старец к себе. Пока Мака с дочкой ходили покупать браслетик, я к мощам успела приложиться и вышла успокоенная, умиротворенная. Потом той ночью старец Гавриил мне приснился и улыбался ласково: «Видишь, опять ты ко мне попала».

Мартину многое непонятно, но он со мной ездит по святым местам, присматривается. У него характер основательный, спокойный, более скептически настроен, а я более взрывная, неспокойная, но в вопросах веры все для себя перенимаю, много читаю книжек, которые у мамы в церкви продаются. Потом в Германию их везу, нашим прихожанам раздаю. Там с русскими книгами очень туго. Физически их нет. Перед тем, как сюда приехать, я многое Мартину о Грузии рассказывала. Он сперва не хотел ехать, потом рискнул. Теперь не жалеет, что к вам сюда выбрались.

Так и живем, друг у друга учимся.

Мария Сараджишвили

ПО МАТЕРИАЛАМ ПРАВОСЛАВНОЙ ПРЕССЫ

Просмотры (22)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели